Solarit полюбил Marilitu

Когда сумерки почти перешли в безлунную ночную тьму и небо засияло мириадами звёзд, Чарли всё ещё стоял спиной к костру и ждал чего-то неизвестного, что должно было произойти, но не происходило уже четыре долгих часа. В десяти шагах от него а темноте зажглась пара глаз и тёмный силуэт… - пума! Вот и дождался. Нет, вовсе не ради этого нужно было одному ехать в Скалистые Горы “к тому самому месту, где когда-то был со скаутами-одноклассниками”… С пумой в одиночку шутки плохи. Без оружия, только со штырём от подставки к котелку, и перцовым баллончиком! Надо шуметь, петь, пугать зверя! Включил на полную громкость айфон - батарейки на пару минут хватит… В долине визгливо зазвучла песня, Чарли громко подпевал: - “Who We Aaare, Doesn’t matter if we’ve gone to faaar…”
Пума вначале удивлённо слушала не двигаясь, потом вдруг удрала длинными прыжками. Чарли видел в красном отсвете огня панически бегущую прочь кошку. Странно, как сильно светит костёр - багровым светом стали отсвечивать верхушки ближних кустарников, камни, и даже… скалы вдали! Спину обдало жаром - что-то явно было не так у него за спиной! Обернулся и застыл, разинув рот… Да, готов был увидеть что угодно, но не такое!. И это явно - то самое, для чего он здесь! На ровной каменной площадке, где когда-то скауты устраивали свой лагерь, поднялся десятиметровый силуэт раскалённой докрасна странной змеи, поднявшей вверх на уровень головы три пары рук, причём из каждой ладони и изо рта драконо-подобной головы вверх полыхали семь огромных языков пламени. Длиннющий раскалённый змеиный хвост был закручен в виде спирального щита, на который змея опиралась, а чуть выше две драконьи ноги торчали в стороны, сжатые в удлиннённые подобие кулаков. На шее змеи была прикреплена голова-маска с глазами и живой мимикой, похожая на маску хакеров! Маска глядела на Чарли, а рот тихим, низким, бархатным женским голосом начал подпевать песне из айфона: -”Doesn’t matter if not our day…”, при этом вся змея слегка пританцовывала, вибрировала в такт мелодии! Между тем, звук быстро слабел, прерывался и заглох. Батарея села…

- Ну почему, почему… как только я повелась на хорошую песню, у Чарли в айфоне садится батарея?
- А ты скажи ему спасибо, что у него вообще нашлась для тебя песня.

Хриплый голос, похожий на звук старого треснувшего динамика звучал сверху. Чарли посмотрел вверх - над головой в высоте плавал круглый объект, заслонявший звёзды и слегка освещённый багровым свечением странной Змеи. С летающего объекта смотрела собственная “маска хакера” с глазами и живой мимикой.

- Может, попробовать зарядить батарейку? - Змея заметно темнела, столбы пламени уменьшались, стало темнее, но летающий объект активизировал софит из сильного голубовато-белого света.
- Не вздумай давать ей айфон! Она его спалит.
- Какой же ты грубый, фу! Я только предложила попробовать. И не сразу, а потом - когда я остыну и разряжусь!

- Ладно. Чарли, она уже скоро закончит продувку через свои радиаторы. А ты немного расслабишься, морально успокоишся… Ты как? Ещё не узнал нас?

- Хмм… Ну, вообще-то пока, как бы, нет… Но ваши маски… и ваши манеры… немного похожи… На моих двоих однокашников…
- Которых нет среди живых? Назови нас!
- ну… вы похожи на Паулу и Роджера. Но они уже пол-года как погибли под оползнем! Я был на похоронах…
- Мы видели тебя и Эмми на наших похоронах, Чарли… через наши микро-зонды. Понимаешь, тогда, после смерти наших человеческих тел, наши души вернулись в эти особенные страшные и мощные тела, которые были у нас ещё до рождения людьми. Я очнулся в теле солярита на технической базе за Луной, а Паула - в теле марилиту в рабочей галерее подошвы земной коры. Эти наши теперешние тела… они очень прочные и термостойкие. Они состоят из нейтронита - вещества нейтронных звёзд…

- Родди, не спеши, смотри, ты совсем огорошил Чарли, думаешь, он понял хоть что-нибудь?

- Ааа… У меня тоже есть где-то такое прежнее тело из нейтронита? - Чарли спрашивал с дрожью в голосе - а Эмми? Она теперь в таком теле? Из вещества нейтронных звёзд? Но её живое человеческое тело лежит в коме, в клинике!
- Чарли… Эмми действительно теперь в теле марилиту. - Род пытался кратко изложить суть дела, но это оказалось очень не просто - Что-то такое случилось, что она не хочет возвращатья в человеческий мир. Причём, это даже не то её тело которое она имела до рождения человеком! Её тела из нейтронита мы не нашли и даже не знаем, существует ли оно. Она в чужом теле терраформера-марилиту!

- А это очень важно? В каком-то чужом теле… А где она теперь? Если она где-то в основании земной коры, как я там её найду?

- Да важно! За эксплуатацию и нанесение ущерба чужому телу терраформера потом могут серьёзно наказать! - Роджер нахмурил нарисованные на его мими-маске брови.

- А ты, Чарльз, если твёрдо решил вернуть Эмми, то это своё тело временно оставишь в коме, а мы на некоторое время приконнектим тебя, то есть твою Душу, в тело малого терраформера, техника-нокера и… Паула тебя проводит! А я с друзьями буду корректировать ваши манёвры сверху, и обеспечу все доставки на космических участках нашего рейда…

- Как оставлю в коме? В какой-то клинике, небось? Это мне становится всё интереснее!.. Это тоже будет чьё-то чужое тело техника-нокера?

- В мобильной клинике моего друга, японского хирурга и его помощницы. В мобильной частной клинике… Эээ… Это будет в Тибете, недалеко от горы Кайлас…

- А… О, да, я знаю про эту гору! Хирург нас там уже ждёт?

- Нет, пока. Его ещё надо туда доставить вместе с мобильной клиникой и помощницей… Но он уже дал своё согласие. А тело нокера - это малое рабочее тело, страшненькое такое… с хвостовым плавником, парой перепончатых крылышек, двумя парами рук, птичьими ногами…, которое никому конкретно не принадлежит. У терраформеров таких много. Ими изредка пользуются, когда нужно выплывать в мантию.

- Ага, а марилиту не могут сами плавать в мантии?

- Можем! - вклинилась в разговол Паула.
- Можем мы летать там везде, хоть в мантию, хоть даже в Кьювилль. Только обычно мы туда не летаем. Потому что… потому, что в мантии жарко для маникюра! Но тебе не понять, конечно… Видишь на мне такие красивые блестящие чешуи? Это я сама делала из вольфрамо-молибденового сплава. Очень долго и дорого… Вот это всё там может раствориться…

- В мантии летают Марилиты? Там что, воздух?

- Нет, там, конечно, магма … Сам потом увидишь. Ты, понимаешь… весь этот жидкий базальт, он… для тех, кто из нейтронита - это, как бы, такой густой воздух! Понимаешь, Чарли, эти наши тела построены из нейтронитных мембран. А мембраны из нейтронита примерно в сто миллиардов раз прочнее стали! И они выдерживают температуры в сотни тысяч градусов. И эти тела ещё очень тяжёлые и страшно сильные! Ты сам скоро оценишь! Да, и органы чувств в этих телах совсем другие, они очень эффективные. Поэтому всё, что ниже коры, мы видим как просторную полость! Только кроме ядра. Для нас Земля внутри, как бы, полая.

- Ааа, понятно. Земля, в общем, как бы, полая, только не для всех. А только для тех, кто откинул коньки, или в коме! - Чарли впервые улыбнуля.

- Ой, ну вот, Чарли, ты всё прекрасно понял! Умничка! Я даже не ожидала, что ты такой умный! Если ты готов рискнуть, пробраться через кору, проплыть-пролететь несколько тысяч миль в мантии, найти Эмми под разломом Сан-Андреас и убедить её вернуться… то вон, за кустарникам на полянке - пустой виман Роджера. Ты заберёшься в кубричек для пассажира, потом Родик тебя плотно закроет, потом он заберётся в свою драйв-капсулу, потом я пристроюсь снаружи - и - в путь! Запаса воздуха у тебя всего на час-полтора. За это время мы долетим по баллистической траэктории до Тибета и там мы с тобой сойдём, а Род отправится за японским профи.

- Виман! Класс! Я всегда хотел понять, как он летает, какой там движок?

Роджер скривил свою мими-маску в подибии ухмылки.

- Движок… Ха-га-га! Движок - это я. Я и двигатель, и пилот, и навигатор и… баллон с топливом. Вообще, я прекрасно могу лететь и без этой большой вольфрамо-молибденовой консервной банки… Нно… вся суть в том, что это, мой служебный рабоче-форменный костюм с карманами!

Чарли стал прибирать свой маленький лагерь, снимать палатку.

- Да, Чарли, и ещё один очень важный момент - добавил Роджер. - Извини, но ты не должен приближаться к нам ближе, чем на полтора-два метра, особенно к Пауле. Это опасно для твоего здоровья. Беда в том, что метаболизм в этих наших телах основан на контролируемом ядерном распаде амброзии - сверхжидкого нейтронита … В общем, там в неких нано-ячейках нейтроны распадаются на протоны, электроны и нейтрино. Протоны остаются в ячейках, а электроны излучаются в виде бэта-частиц… Вокруг нас ореол из бэта-брокко. Потом эти электроны тормозятся воздухом и из них накапливается электрический заряд. Если наземному человеку к нам слишком приблизиться в момент, когда мы трудимся… можно за пол-секунды поймать смертельную дозу облучения, или попасть под электро-разрад в тысячи ампер.

- Ого! Да вы теперь просто какие-то ходяче-летуче-ползающие радиоактивные ядерные реакторы!

- Ага, точно, так и есть. И ты мне можешь поверить - нас это обстоятельство ужасно огорчает…

Чарли собрал палатку и рюкзак и подошёл к виману. Это изделие имело одно существенное отличие от “типовых” рисунков “летающих блюдец”, тем, что имело внизу выдвижные подпорки только с одной стороны, а с другой - были все отломаны, или отбиты. Поэтому “Виман” завалился слегка на бок, что делало его похожим на большущую детскую юлу.

Роджер, молча следивший за тем, что делал Чарли, подсвечивал своим софитом.

- Видишь, Чарли, тут нет половины подпорок. это я так распсиховался тогда, когда очнулся на техностанции в теле солярита. Тогда стала возвращаться память прежней жизни… я понял, что произошло необратимое и слегка покуролесил…. Влез в виман и пару раз долбанул его на склоне кратера Тихо Браге… Потом пришлось рихтоваться, но вот подпорки ещё не поменял… Да, ты всё же… лучше спрячь палатку и рюкзак где-нибудь в кустах. Это большой объём, а кубричек маленький. Баллонов с воздухом тут нету, кислород только тот, что там сейчас есть. Нам нужно будет успеть за пол-часа - час долететь на место, и чтобы ты не задохнулся!

- Ладно… Не буду ничего прятать - положу вон между теми камнями. Здесь уже никого не будет до весны. А туалета в твоём вимане не предусмотрено? Мне влезть наверх, вон в ту круглую дырку… то есть, в тот люк?
- Туалета нет. Поэтому можешь залезать, если уверен, в ближайшие пол-часа вытерпишь. Кубрик защищён от радиации… Ну в основном защищён, в таких пределах, которые уменьшат тебе моё бэта-облучение до безопасного уровня. А радиационные пояса мы облетим, я слежу за их конфигурациями. И готовься к перегрузкам!
- Как, а искусственная гравитация?
- Ага, гравитация, сейчас. Ещё не изобрели!
- Тю… А я-то, такой наивный, мечтал о чём-то таком светлом, прекрасном!

Поскольку никакого трапа не было, пришлось карабкаться по скользкой металлической поверхности, цепляясь за каждый выступ, а сам кубрик оказался полулунным помещеньицем с такой же, как снаружи, металлической поверхностью стенок… и с резким сложным запахом старой химической лаборатории, от которого першило в горле. Лёжа на полу, Чарли мог, при желании, дотянуться руками и ногами до почти всех поверхностей кубричка - это к вопросу о его размерах. Потом летающий клубок, которым был теперь Роджер, развернулся в страшно тяжёлое, змееподобное существо, которое закрыло и каким-то неизвестным механизмом загерметизировало люк. вползло в свой особый отсек, зафиксировалось в скелетной структуре вимана, вошло в рабочий контакт со всеми датчиками и анализаторами. Это называлось “Надеть рабочий спец. костюм”. В это же время Паула длиннющей гибкой и проворной змеёй обвилась по внешнему периметру вимана, фиксируясь на нём своими тремя парами цепких когтистых рук и драконьими ногами, а также множеством пар крючков на протяжении всего своего змеиного хвоста.

Чарли оказался в полной темноте, в тесном помещеньице, и, хотя раньше он обычно не страдал клаустрофобией, теперь ему стало очень не по себе. Солярит-Роджер стартовал, неся на себе груз вимана, Паулы и Чарли, при этом Чарли из-за огромной перегрузки на несколько тяжких минут распластался между наклонным “полом” и выгнутой “стенкой” кубричка. Потом вдруг наступила невесомость, в этот момент Чарли подбросило от пола и он треснулся лбом об потолок. Во внутренней стенке была встроена маленькая мембрана-динамик, через которую Роджер мог хрипленьким “простуженным” шопотком говорить.

- Прости, Чарли, я не мог разгоняться и двигаться иначе - тут были маленькие промежутки в магнитных силовых корридорах, а в них жёсткие скоростные режимы. Тут всё рассчитано на прочность пилотов-нейтронид.
- Блин, Родди, я понимаю, но надо было хоть как-то предупредить. У меня наверняка теперь ишиас, люмбаго, торакальная грыжа и шишак на лбу!
- Прости, прости!… И Паула мне тут тоже воркует комплиментики, типа, что я при жизни ТАМ был лихач, а ТУТ вообще офигел… Сорри, сорри… а теперь готовься, тут классный магнитный корридор, будет ещё круче…

“Классных” корридоров-трасс было ещё три, Чарли каждый раз то распластывался от перегрузки, то ударялся об стенки и потолок, но терпел эту пытку молча. Виман неожиланно завис на одном месте и наступила долгая невесомость.
- Чарли, ты как?
- Я в шоке.
- Дышать трудно, или ещё терпимо?
- Не знаю. Перед глазами типа как белые мотыльки, но не знаю отчего. То-ли мало кислорода, то-ли сотрясение мозгов.
- Тут… у меня вдруг небольшая проблемка… Подожди, я посоветуюсь с… нууу, с друзьями.

Через несколько секунд, после короткой контультации в техно-сомыслии соляритов, Роджер уже разговаривал на экстра-лингве через специальное переговорное радио-устройство с Паулой.
- У нас вдруг возникла большая проблема. Дело в том, что все три альтернативные силовые трассы, которые могут нас устроить, проходят через новый радиационный поток. Это то, что Райдеры расплескали при последнем подъёме над хромосферой, когда тянули тот большой контейнер. Пост-контроль неправильно оценил масштаб протуберанца, форму и траэкторию плазмы, теперь это всё пропускают как раз у нас на пути - протонный поток третьего класса. Это на сутки, не меньше! Я нашёл только один вариант решения, но он тебе не понравится.
- Что мне может не понравиться, если это спасёт Чарли?
- Есть временная хилая магнито-трасса. По ней в десяти минутах лёта от нас - Плеядинцы-дендроиды.
- Ой, нет! Мне запрещено!
- это дипломатическая группа.
- Это ещё хуже! Я не дипломат, не имею полномочий!
- У тебя есть другая идея?
- Нет… Или ты меня оставишь здесь висеть… Или… нет… Это ещё хуже… Ладно, сама встряла, сама и отвечу! Лети!
Роджер предупредил Чарли, что из-за плохой конфигурации солнечного ветра прийдётся немного погостить у друзей - Плеядинских дендроидов.

На этот раз Роджер уже разгонялся и тормозил аккуратнее, но не потому, что перестал лихачить, а потому, что возможности силовой трассы этого не позволяли. Плеядинцы сразу согласились помочь. Роджеру даже показалось - с радостью согласились, не дожидаясь детальных объяснений. Шлюз плеядинского Странника уже был открыт на всю ширину - виман Роджера спокойно влетел в шлюзовую камеру, которая сразу закрылась и задраилась. Помещение за считанные секунды заполнилось увлажнённой и согретой азото-кислородной смесью. Паула соскользнула с Вимана и отодвинулась к дальней стенке. Роджеру осталось только быстро откупорить кубричек и предложить Чарли выходить наружу. Увы, Чарли не отзывался.

Из боковой дверцы в помещение с приспособленной малой гравитацией, равной примерно одной двадцатой земной, плывущей походкой вошли две невысокие прекрасные девы-плеядинки в комбинезонах, с очень удлиннёнными в затылочной части головами, выкатив с собой кушетку для Чарли.

- Здравствуйте, Роджер и Паула. Если вас не затруднит - проследуйте в экранированное помещение рядом с вами. Мы сейчас в белковых телах, а вы страшно бэта-фоните!

- А, да, здравствуйте. У нас тут пассажир… не отзывается, что-то…

- Мы поглядим.

Паула и Род переместились в соседнее помещение.

Благо, из-за низкой гравитации при массе в 80 килограмм Чарли весил всего около 4 кг. Одна из плеядинок влезла в люк к бессознательному Чарли и аккуратно вытолкнула из люка, где вторая плеядинка подхватила, уложила его на кушетку и закрепила чем-то наподобие бельевых прищепок.

Из соседнего помещения вышли ещё две обитательницы плеядинского Странника и прикатили нечто очень сложное, явно медицинского предназначения. Эту штуковину поместили над кушеткой Чарли, из устройства выдвинулись десятки щупалец с множеством разнообразных насадок, которые облепили его и занялись супер-продвинутой плеядинской диагностикой-терапией.

- Что вы с ним сделали? - Обратилась одна из плеядинок к Роджеру и Пауле. - Вы его спасли с поля боя? Или из драки? Или это его так полицейские отдубасили? Капец какой-то.

- Это они сами его и отдубасили. - прокомментировала другая плеядинка - В кубрике, где он был - нет ничего для удобства пассажира. Ни противо-перегрузочного кресла, ни газового контроля! Он там банально летел с ними по магнитным трубкам грузовых коммуникаций! Это ужасно! Просто садисты какие-то!

- Мы не садисты!.. - Паула и Роджер выглядывали из-за краёв дверного проёма своими мими-масками. Роджер, путаясь, начал объяснять ситуацию, - Мы хотели за пол-часа доставить его так в Тибет к центральному шлюзу Кайлас. Там он оставил бы тело в искусственной коме, а сам был бы приконнектен к телу нейтронида-нокера и отправился бы спасать свою подругу от … страшной депресии. Вы понимаете, она оставила своё белковое тело в коме в клинике после автомобильной аварии, а сама как-то приконнектилась к чужому телу нейтрониды-марилиту! В каком-то там рабочем ангаре… И работает там в тэрмо-газоотводной системе! Это где-то к югу от Еллоустонского плюма! Понимаете, это была наша одноклассница, мы очень дружили! Мы должны ей помочь вернуться! А Чарли - это её парень, который был за рулём, когда они попали в аварию. Она теперь просто в беде, а он с нашей помощью пытается её вытащить!

- Ага… Значит, он сам туда влез, в этот отсек для отходов в примитивном вимане? То есть, он знал, чем рисковал. Ладно, всё понятно, мы вас не заложим. Кстати, он приходит в себя. Но тогда, вот что… Мы установим при нём наш контрольный агент, чтобы тело потом пережило искусственную кому без риска.

- Имплант? Нет! Никаких имплантов! - вмешалась Паула, - мы знаем, как вы вербуете себе наши души!

- Ух… Да, конечно же, никаких имплантов. Агент будет вне организма и займётся только медицинским контролем. И ваши души в плане вербовки нас нисколько не интересуют, успокойтесь. И ещё. Мы имеем допуск на посадку для забора пассажиров в нескольких пунктах поверхности. Мы можем на катере доставить в Тибет Чарльза.

- Нет, это плохая идея! - ответила Паула, - Вы же забираете ваших дип-представителей в присутствии агентов-зондов службы Эрешкигаль? Это означает, что Чарли окажется потом у них на учёте, как ваш агент?

- Эээ… Паула, позвольте Вас заверить, что Чарли и так окажется на учёте службы Эрешкигаль, как только выйдет у подножия горы Кайлас из вашего Вимана. И потом он собирается в теле Нокера двигаться в мантии? И как-то вы, ведь, собираетесь договариваться со Стражами? Ха-ха!

- Да, простите… А вы могли бы нас выпустить из этой шлюзовой камеры где-то над Тибетом?
- Пригнать Странника с его 500 миллионами тонн массы на геостационарную орбиту? Там же все теле-спутники сойдут с орбит! Нам туда нельзя. В общем, хотите сами - пожалуйста. Переждёте шторм - и продолжите двигаться, как двигались, своим ходом. Только для Чарли мы дадим наш баллончик с газо-смесью и поглотителем углекислоты и установим в вашей пыточной каморке кресло пилота. С возвратом, естественно.

Чарли слушал и смотрел вокруг себя, вникая в смысл ситуации.

- Странно, я лежу себе на кушетке, и совершенно здоров, и никаких ушибов, ничего не болит!

- Ооие, отцепи зажимы. Пусть Чарли встанет на ноги! - сказала одна плеядинка другой. Та сняла все подобия бельевых прищепок, а Чарли осторожно сел на край кушетки.

- Спасибо! А тут есть вес, хоть и очень маленький! А Родди говорил, что искусственной гравитации не придумали!

- Это не искусственная гравитация. У них там под полом, всего в нескольких метрах, контейнер с амброзией, массой в пятьсот миллионов тонн. Вот, он и создаёт гравитацию. - ответил Роджер из-за дверного проёма.

- Ого! Это вещество нейтронных звёзд?

- Да, оно самое. Сверхжидкий нейтронит в контейнере из многослойной нейтронитной мембраны. Это их запасы, они прилетели с ним из Плеяд.

- Ничего себе, кораблик… Пол-миллиарда тонн! Извините, Ооие - это ваше имя? - обратился Чарли к плеядинке.
- Да, это моё имя. У нас в голосовом языке гласная фонетика. Только гласные звуки.
- А есть и не голосовой язык?
- Конечно. Электромагнитный модулированный. У нас хорошо развиты электрические органы и есть специальные модуляторы для электромагнитной речи. Ты этой речи не услышишь, увы.
- Ещё не развилось, но ничего, эволюция всё когда-нибудь исправит!
- Уже нет. Это неисправимо. И вы зря надеетесь на эволюцию. Эволюция - это почти всегда только потери начальных Ноу-Хау и гипертрофия некоторых из оставшихся. Если что-то потеряно - никакая эволюция этого не восстановит! Ваша ветвь сильно деградировала от исходного ствола 560 миллионов лет назад. Вы тогда потеряли почти все лучшие ноу-хау. И потом около 300 миллионов лет назад утратили ещё и водную стадию индивидуального развития. Она у вас теперь в редуцированном виде протекает на плаценте.
- Да, это я понимаю, в основном, согласен. А что именно ценного мы потеряли, ну, можете вы привести примеры?
- Примеры? Ну, пожалуйста. Во-первых вы имеете либо только белковый организм, либо только нейтрониду. Причём, рождаясь в новом белковом организме, вы лишаетесь доступа ко всей прежней памяти! А мы имеем каждый сразу два тела, белковое, и нейтрониду. Одно из них спит, другое бодрствует - и наоборот. Душа переключается между ними. Во вторых, глаза нашего белкового тела видят кроме красного, жёлтого и синего ещё 14 базовых цветов, из которых компонуются сотни промежуточных колеров! Мы видим ультрафиолетовый, инфракрасный диапазоны! Мы имеем в белковом теле прекрасные электрические органы, а это целый мир впечатлений! И ещё есть много разных интересных особенностей. У нас в крови несколько дыхательных пигментов. Гемоглобин, гемоэритрин, гемоцианин, хлоркруарин, гемованадий и прочие. При разных давлениях и разной концентрации газов в смеси, нам всегда комфортно дышать. И живут наши белковые тела намного дольше - тысячи лет. А ещё смотри, какая у меня большая голова! Знаешь, что это означает? Огромную память и множество полезных навыков и знаний! Знаешь, сколько языков я выучила? Больше пятисот!

- Ого! Так недолго и крышей поехать! И, то-то, я слышу, как вы шпарите по-английски без акцента! Я знаю английский и испанский, мне пока хватает. А почему вас называют дендроидами?

- А, это тебе интересно… Ну, вообще-то, конкретно наш вариант уже не совсем дендроиды… Дендроиды - это самый древний вариант белкового человечества. Ты помнишь, как устроен ранний эмбрион человека? Учил в школе? Трофобласт развивает специальный конус, из которого растут ворсинки, а они укореняются в материнской ткани при беременности, или в яйце у яйцекладущих. Это гомолог корневой системы. А другой конус роста, противоположный первому - это как побег растения. Он потом развивается в “Плод” - будущий организм, который отделяется от побега с “корневой системой” при разрыве пуповины. Это рудиментные остатки древнего разумного растения! Есть много планетных систем, где изначальный стандарт сохранился в первозданном виде, и на некоторых планетах в звёздном скоплении Плеяд - тоже. У них из яйца вырастает огромное дерево! У дерева могут быть листья, в них идёт фотосинтез. А цветы этого дерева - это будущие личинки, которые отрываются от дерева, как у вас плод от пуповины. И становятся маленькими рыбками. Потом рыбки растут, у них развиваются ручки, ножки, лёгкие. Они становятся подростками, потом у них развиваются лёгкие, они выбредают на сушу, редуцируются жабры, хвостовой плавник, и тогда они уже внешне не отличаютсяя от привычных тебе людей. Но конкретно у нас, которые тут на страннике… Если сделать специальный субстрат, то из абортированного яйца может вырасти очень небольшое деревце. Но этим мы на Страннике не занимаемся! Мы здесь стадию растения искусственно ограничиваем. Стараемся вести беременность так же, как и вы, но только это очень редко происходит. Это из-за большой продолжительности жизни наших белковых тел. А нас на страннике мало. Так вот, 560 миллионов лет назад такие же огромные дендроиды жили на Земле! А потом появились росянки “Кембрийского Взрыва”…

- Да, это классно! Где-то даже завидую. Очень символично: Дети - цветы жизни! Дриады-русалки! Вы мне нравитесь!

- Ты ещё её послушаешь - и она тебя завербует! - Вклинилась в разговор Паула. - А я тебе потом расскажу об их недостатках, для полноты картины, и ты, возможно изменишь мнение. Кстати, “росянки” у дендроидов - это ругательное слово. Оно означает дендроидов, утративших способность фотосинтеза. А ещё есть папоротниковые дендроиды, у котрых нет цветков, а их заростки - это как разумные Плоские черви - страшно агрессивные и очень опасные… И еще есть такие дендроиды, у которых дриады - разумные членистоногие, или моллюски…

- А почему все растения на Земле теперь такие, нуу…, без способности мыслить? - Вежливо поинтересовался Чарли.

- А… Потому что эволюция случилась такая злая, то есть страшная деградация… От тех огромных Дендроидов Венда, погибших 560 миллионов лет назад, остались в окаменевшем грунте только круглые длинные дыры-туннели, где тогда росли их корни, и ещё отпечатки опавших листьев, которые ваши учёные называют “Эдиакарской фауной”. А выжили те, которые были лишены способности думать, и у которых бутоны перестали развиваться в людей, а стали, в лучшем случае, просто нанешними цветками.

- Значит, здесь, на страннике есть ещё и ваши тела-нейтрониды?
- Ну, конечно. Они либо спят в специальных пеналах, или, как вот, к примеру, моё, - в сонном состоянии поддерживают био-нуклонные процессы на Страннике.

Роджер выдвинул в проём двери свою мими-маску.
- Мне поступила инфа, что райдеры будут транспортировать большой контейнер с амброзией к региону Индонезии для погружения через вулкан в мантию. Они выйдут на пологую траэкторию и пройдут над Тибетом. Контейнер состыкован с большой техностанцией. Грузовой шлюз техностанции - пустой, он хорошо экранирован от нуклонных потоков. Я могу попроситься к ним внутрь шлюза, а над Тибетом, в чистой зоне, мы отделимся и сядем! У нас - двадцать минут на подготовку.

- Ой, я ещё хотел кое о чём поспрашивать… О похищениях, к примеру!

Плеядинки закончили устанавливать в каморке вимана кресло с кислородным баллоном для Чарли и начали вывозить из помещения оборудование, только Ооие задержалась и продолжила разговор.

- В Плеядах много планетных систем, наш Странник - только один из огромного множества, разлетевшихся по межзвёздным окрестностям за Приключениями. Тут, возле вашей планеты, некоторые усыпляют свои тела в гибернационном сне и иногда им удаётся родиться обычными детьми на Земле. У всех при этом оказывается блокирована память из прежних жизней. Жизнь на Земле трудна, коротка, опасна… Но прожить её стоит! А те, что в кораблях ждут их души обратно, иногда пытаются помочь, вылечить от каких-то болезней, просто морально поддержать… иногда госпитализировать на пару часов - подлечить… но те, кто теперь стали землянами, обычно не понимают, что такое с ними делают! Они даже не узнают своих прежних близких друзей!

- Вот оно что…

Но Паула и тут ввернула своё фэ:

- Ага, и они потом не хотят возвращаться на Странники и цепляются за шанс остаться в Циклах Колеса Сансары! А всё потому, что на Странниках скука страшная!

- Паула! - Ооие впервые обратилась к Змее-марилиту, выглядывавшей из-за двери своей мими-маской - да, правда, тут скука страшная! Нам не хватает таких, как ты! Летим с нами?

- Ух! Ого, прям так, сразу… Нет, конечно, это стёб, я понимаю… Нет! Я уже так вплелась в Колесо Сансары, что и не отодрать! И вообще, в последних жизнях я латина, я была мексиканкой, индианкой в Гватемале и … вот этой нейтронидой марилиту… Моё место - на Земле, или в Земле! И… Рядом с моим Роджером! И спасибо Вам. Вы спасли жизнь Чарли. Теперь есть шанс, что и Эмми вернётся. Спасибо… За нами должок!..

- Паула… Можешь оказать мне услугу?

- Говори.

- Здесь моя капсула с меткой души. Передай её Мойрам, может быть, мне позволят родиться на Земле человеком…

- Зачем тебе это? Там же болезни, бедность, старость, подлость, унижения, насилие, несправедливость, и прочее, прочее…

- Но ты же для себя хочешь такого?

- Я нашла то, что искала. Я нашла моего Роджера. Конечно, любить лучше там… Но как же теперь мы там встретимся? Мы же не выбираем, когда и где нам рождаться…

- Вот и я тоже готова терпеть все эти болезни, старость, подлость, и прочее. Бороться с ними. Но найти своё недолгое счастье там! Когда не мешают все прежние воспоминания.

- Я передам.

Comments are closed.